01:58 

Разрушение маскулинности, мизогиния и репродуктивные технологии в Sex Pistols

Шенонсо
Когда-то давно я обещала выложить сюда перевод этой статьи, но, как всегда, слоупоки очень медленные :facepalm: Но лучше поздно, чем никогда. Ну, я надеюсь :shuffle2:

Автор статьи, Jessica Bauwens-Sugimoto, - адъюнкт-профессор в Kyoto Seika University (Faculty of Manga, Department of Manga Production). Это тот самый университет, о котором мы тут как-то в комментах разговаривали, где изучают мангу и аниме и заведующая одной из кафедр Кейко Такемия.

Статья из журнала Image & Narrative, Vol 12, No1 (2011) (ссылка на оригинал)

Вообще весь этот номер посвящен манге, кстати.



Разрушение маскулинности, мизогиния и репродуктивные технологии в Sex Pistols

Jessica Bauwens-Sugimoto



Резюме: Поверхностные трактовки работ в жанре яой (также boys love) часто осуждают или отвергают этот жанр как [более] мизогинистичный, [более] гомофобный и иногда [более] расистский, (по сравнению со сходным «западным» жанром, называемым слеш). Яой как жанр рассматривается как идеологически уступающий своему «западному» сотоварищу, а корень или причину этой неполноценности часто ищут в его создателях, живущих в и сформированных тем, что рассматривается как (относительно сильнее) давящее сексистское общество современной Японии. В этой статье я хочу поговорить о том, что поверхностные и предвзятые трактовки довольно маленького числа переведенных работ могут упустить из виду субверсивные [=подрывные, разрушающие, переворачивающие стереотипы етс] и сатирические элементы, присущие жанру.

Эти элементы очень ощутимы в Sex Pistols (Love Pistols в английском лицензионном переводе из-за копирайтных проблем с одноименной группой), яойной манге авторства Котобуки Тарако, опубликованной в виде шести связанных томов с 2004 по 2010 годы. Работа хорошо известна как японским, так и зарубежным фанатам яоя. Изобретательная по части сюжетов Котобуки поворачивает необычной стороной изъезженные старые штампы типа «(женская) привлекательность зависит от фертильности», «настойчивое преследование – это и есть истинная любовь» и «женщины заманивают мужчин в ловушку с помощью беременности». Сам феномен беременности изображается как паразитический и чуждый для тела, а персонажи в буквальном смысле задуманы как животные. Я собираюсь исследовать то, как в пиктотексте [совокупность текста и графики в манге, видимо, комиксный англоязычный неологизм] Sex Pistols подавляющие -измы, упомянутые выше, изучаются, высмеиваются, разрушаются и, обязательно, воспроизводятся.



Ключевые слова: яой / фанфикшн / романтические тропы



1. Введение

С тех самых пор, как я узнала о существовании параллельных жанров яоя и слеша, обоих одинаково посвященных гомоэротическому фикшну [Шишков, прости] про мужских персонажей, но производимому в основном женщинами и для женщин, меня время от времени смешил, часто раздражал и озадачивал этот особый вид разногласий, когда некоторые люди отбрасывали чужие авторские/читательские практики как «менее субверсивные» [менее радикальные, подрывные, более традиционные етс] по сравнению со своими собственными, и, следовательно, второстепенные и менее интересные, в лучшем случае, или же вовсе недостойные упоминания как в фанатских, так и научных обсуждениях, в худшем.

На «Западе», хотя я все же предпочитаю говорить об англоязычном фандоме (1), это выражается в виде презрения к яою и его нарративным стереотипам (тропам). Это презрение иногда сочетается с презрением к аниме и манге вообще или же [презирающий] рассматривает переход от яоя в старый слешный фандом как своего рода порчу [фандома, очевидно] и нежелательное смешение [аудиторий]. Хотя это работает в обе стороны, очевидный пример на рисунке 1 [рисунок прилагаю, хотя нифига он не очевидный, по крайней мере, для япононечитающих]. BL-мангака Est Em, автор таких работ, как «Red Blinds the Foolish» и «Seduce Me After the Show», описывает нашу первую встречу в 2005 году в эссе-манге про фудзёси (букв. «испорченные женщины и девушки», самокритичное название яой-фанов) в 2009 году. Мы болтали о своем часами, выгнав всех из комнаты, и хотя я уже не уверена насчет деталей, потому что мы и выпили тогда прилично, она живо помнит, что в какой-то момент я заговорила о «слешерах» (авторы преимущественно любительского м/м романса) англоязычного фандома, слэшащих (пейрингующих двух – иногда и больше – мужчин и превращающих их отношения из гомосоциальных [англофандом горазд выдумывать термины, гомосоциальные, как объясняет Википедия, – это просто любые отношения между представителями одного пола, дружеские, учитель-ученик и так далее, обычные, в общем] в гомоэротические) кандидатов от демократической партии на посты президента и вице-президента 2004 года Джона Кэрри и Джона Эдвардса (2).



Большая часть фанфикшна про них, которую я видела в сети, изображала мистера Эдвардса, бывшего пониже, помоложе и, – хотя это и спорно, – посимпатичнее в общественном мнении, чем мистер Кэрри, как скорее обладаемого, чем обладающего [Шишков, прости опять] в сексе, и более «женственно» себя ведущего в отношениях. Из-за моей неспособности дать целостную и более адекватную картину слеш-жанра этот разговор привел Est Em к выводу, что слеш больше похож на арлекиновские романы [«Арлекин» – то самое издательство, которое издает всем известные любовные романы в мягких обложках, у нас тоже их издают, такие тоненькие беленькие, видели наверняка], чем яой. В этом контексте «более похожий на арлекиновские романы» означает менее субверсивный [радикальный, подрывной, subversive, не знаю, как его лучше единообразно перевести] и более гетеронормативный, и возможно даже более скучный и не такой интересный, не такой смелый. Как правило, и слешные, и яойные фаны презрительно относятся к мэйнстриму гетеросексуального романса, и пресловутая масса арлекиновских романов рассматривается ими как пример и едва ли не синоним всего жанра (3).

Как упоминалось выше, акт сослешивания [бгг, извините] представляет собой переписывание гомосоциальных отношений в гомоэротические [то бишь обычных отношений между представителями одного пола в любовные], и яой, известный в Японии как BL (boys’ love) (в англоязычном фандоме термин «BL» тоже отбирает популярность у «яоя», но все-таки еще не вытеснил его), занимается подобным тоже и тоже имеет соответствующий глагол для этого – yaoru [надо полагать, «яоить», в русском уже есть и тот, и другой]. И Pugh (2005), и Mizuma (2005) [авторы из библиографии, желающие могут посмотреть в оригинале, на что именно ссылка] указывают, насколько эти жанры схожи, Pugh в дискуссии о слеше, а Mizuma, пиша о яое и замечая, что этот жанр – «универсальный психологический феномен»; Mizuma считает их настолько похожими, что даже не упоминает, что за рубежом это называется слеш, а не яой или BL. В недавней дискуссии Oto и Itō обсуждают слеш и то, почему опасно судить о нем, исходя из собственного культурного контекста, но начинают называть слешеров «зарубежными фудзеси» все равно, признавая опять-таки множество сходных черт. В фандоме же оба жанра не встречались или не пересекались особенно часто до появления интернета, превратившего географически разделенные фандомы в некое подобие всемирной деревни, или скорее в один всемирный нескончаемый фан-конвент (4). Освободившись от географических ограничений и будучи сдерживаемым только разностью часовых поясов, человек теперь легче чем когда-либо может найти других людей со сходными интересами.

Но независимо от того, как легко теперь найти фандомный контент со всего мира одним кликом мышки, в силу языкового барьера и из-за того, что масса яоя все еще издается в бумажном, а не в цифровом виде, число работ, доступных за границей, все еще гораздо меньше, чем внутри Японии, и доступ к ограниченному числу работ влечет за собой риск исказить представление читателя о жанре в целом.

Есть несколько проблем, которые возникают из-за чтения ограниченного числа работ яойного жанра, которые были переведены, и вынесения суждения, что они «хуже». Во-первых, потому что некоторые из них не обязательно хуже, но в некотором отношении просто «плохие». Есть две причины, почему они могут быть расценены как «плохие» без необходимости межкультурного [и межжанрового] сравнения, – для начала потому что работы, переведенные и популярные за границей, не обязательно самые лучшие или даже лучше всего продающиеся в Японии, а те, которые подняли наибольшие волны [обсуждаемые, скандальные етс], wadai sakuhin или спорные работы. Один из таких примеров – Zetsuai 1989 Минами Озаки, один из первых переведенных яоев, завоевавший широкую популярность за границей, хотя он никогда не был официально издан на английском. Я оцениваю эту работу как «плохую» не из-за ее художественной ценности [/качества], но с позиции гендерных исследований [Gender Studies, устойчивый термин, кто еще не видел, нонче очень популярно], и как плохую в качестве [типичного] представителя для всего яоя как жанра. Большая часть сексуальной активности в этой серии, если не вся она, заключается в насилии, навязывании и жестоком обращении, и серия может быть пересказана в одном предложении типа «сплошная жестокость и насилие, пока кто-нибудь не попрощается с рукой». Последнее происходит, когда персонаж-семе отрубает собственную руку, иррационально надеясь, что это остановит его брата от дальнейших попыток изнасиловать его любовника, персонажа-уке. [На этом месте у меня, конечно, возникло некоторое возмущение, вплоть до баттхерта, но предположу, что автор мангу просто не читал. Честно говоря, не знаю, как ее надо читать, чтобы так описать. Но вот если рабинович напел краткое содержание, тогда все понятно.]

Популярность этой работы в Японии, где она была опубликована впервые во время периода в жанре, когда множество яойных историй все еще заканчивались трагедией, смертью одного или обоих главных персонажей (как и во многих их предшественниках авторства «поколения 24», очень талантливой группы мангак, родившихся в 1949 – Shōwa 24 – которые создали множество классических седзе- и сенен-манг), и вне Японии, озадачивает, если мы только не примем в учет интерес девушек-фанов к историям, которые используют изнасилование как сюжетный прием для создания кризиса, который подтолкнет историю, либо же к историям, в которых фантазии об изнасилованиях (rape fantasy) ключевой пункт. Интерес женщин-читателей к изнасилованиям и оскорбляющим отношениям [abusive relationships] как таковой не ограничен только слешем и яоем или фанфикшном, он также проявляется и в популярности классических вещей типа Beauty And The Beast [Красавица и чудовище] и Dracula [Дракула] (Beres, 1999).

Вторая причина, по которой эти работы можно считать «плохими» [для суждения по ним о яое], – это то, что к тому времени, как стали доступны их переводы, они уже были оторваны от времени [от современности, видимо]. Временной разрыв между созданием/публикацией в Японии и официальными переводами на немецкий и французский отхватывает от десяти до двенадцати лет. К тому времени, когда фаны за пределами Японии читали Zetsuai и его сиквел, Bronze, яойные истории, переполненные насилием и с трагическими концовками, уже не считались популярным товаром в Японии (где хэппи-энд стал необходимой деталью для историй, опубликованных с начала 2000х годов). Таким образом мы видим, как фаны, читая работы, которые уже очень устарели [устаревание художественных произведений само по себе любопытная тема, все-таки они не кассетные видеомагнитофоны], будут рассматривать яойный жанр с точки зрения «пройденного этапа» социальной справедливости; сексистским из-за насилия, которое персонаж, нарисованный как уке с женскими чертами, претерпевает в отношениях, и гомофобным, поскольку секс между мужчинами изображается неизменно жестоким и болезненным. [Изуми женственный уке? «Бронза» сексистская (!) и гомофобная (!!!)? Секс неизменно жестокий и болезненный? Но почему, собственно? Из чего автор сделал такие выводы? Англофандом иногда меня поражает все-таки.]

Обычные обозреватели, критики, создатели, фаны и даже некоторые исследователи яоя и слеша описывают эти жанры как патологию, терапию и порнографию (или используя менее подстрекающий синоним «эротика»), но я вижу их оба прежде всего как разновидность пародии, переписывание гетеронормативных отношений, которое, чтобы оставаться узнаваемым как таковое, сохраняет многие гетеронормативные черты, что иногда успешно разрушает, а иногда и нет, гетеронормативный порядок культурного контекста, в котором они произведены. Эта форма пародии преимущественно непреднамеренна, едва ли многие яой- и слеш-фаны начинают писать истории с целью «засунуть это в Мужчину» [присунуть мужчине, бгг; кстати, не так уж и немногие], однако оба жанра есть то, что Renold и Ringnose называют «практиками восстания и сопротивления девушек доминирующим гендерным и сексуальным сценариям». Прочитанная исходя из чуждого культурного контекста, пародия всегда находится под риском быть перепутанной с «реальным положением дел», воспроизвести то, что стремится высмеять.

И прямо-таки убийственный пример, работа, которая иногда прочитывается как крайне сексистская, гомофобная и трансфобная, и на первый взгляд представитель просто «худшего из того, что яой может предложить» и есть Sex Pistols (5). Нарисованная Котобуки Тарако, она была опубликована в шести томах с 2004 по 2010 годы. Работа хорошо известна как японским, так и западным фанатам яоя (6). Как указывает Mizoguchi (2010, 181), Sex Pistols одновременно и гетеронормативна, и субверсивна [подрывная, разрушающая гетеронормативность етс]. В следующей части я бы хотела показать, каким образом воспроизведение некоторого количества гетеронормативности в работе не обязательно должно быть случайным или даже неудачным, напротив, это [необходимое] условие для достижения эффективной субверсии, для того, чтобы сделать работу значимой в качестве пародии.



2. Традиционные тропы романса и их субверсия в Sex Pistols

На первый взгляд в качестве Sex Pistols нет ничего экстраординарного, ничего, что объясняло бы популярность манги. Даже фаны Котобуки признают ее графику в лучшем случае посредственной, а ее сюжеты бессмыслицей, «крэком». Вот эта схема с семейным древом одного из главных персонажей, необходимая для того, чтобы следовать за нитью сюжета, должна была бы стать еще одим препятствием к популярности Sex Pistols. Но не стала. Знание Котобуки о недостатках своей работы и то, как она по-прежнему продолжает пугать ими, скорее помогло, чем помешало Sex Pistols привлечь читателей. Я бы даже зашла так далеко, чтобы сказать, что манга достигла своего культового статуса, будучи такой плохой, что даже хорошей. [Культовый статус? У Секс Пистолз? Разве что у группы. Манга известная, конечно, но чтобы прямо культовая.]

Главный персонаж, представленный на первых страницах, является «уке» (то есть играет женскую роль в отношениях) главного пейринга, – это почти шестнадцатилетний старшеклассник по имени Норио. Сама внешность персонажа, которая для привычных читателей яоя выдает «уке» с первой же страницы, – одна из причин, по которой многие фаны критикуют яой таким образом, каким не критикуют слеш. То, что видится худшей чертоя яоя, – это навешивание на персонажей гендерных ролей в романтических отношениях. «Семе» («нападающий») персонаж промаркирован как «мужчина» в отношениях, обычно описывается или рисуется физически выше, тяжелее и часто темнее по краскам [имеются в виду волосы и всякое такое], чем его партнер, это характеристика, которая роднит яой как жанр со многими романсами с гетеросексуальным пейрингом, и такой троп явно присутствует в Sex Pistols. Этот семе, «главный герой» в традиционных любовных романах, обычно более «активный» партнер в построении отношений, иногда даже в буквальном смысле агрессивный. Его партнер «уке» («принимающий»), «женщина» в отношениях, оказывается в роли героини в традиционных любовных романах, и обычно описывается как более низкий по росту, меньше весом и светлее по расцветке (7).

Ближайшие термины, эквивалентные этим типам персонажей в английском, – это топ для семе и боттом для уке, не обязательно приравненные к доминанту и сабмиссиву. Уке может быть доминирующим и семе может быть сабмиссивным, или же они могут быть равными; и роль, и позиция в сексе не обязательно обозначают какое-либо подчинение одного другому. Иногда есть смена ролей, которая в слеше называется свитчем. В одной из историй Азии Ватанабе доминирующий уке выражает желание побыть активом на раз, и семе соглашается, как он соглашается почти на все, что предлагает ему любовник.

Мы можем осуждать яой за его распространенный «семе/уке» троп как гетеронормативный, однако для слешера это довольно неискренне, учитывая, что многие поклонники слеша точно так же имеют свои предпочтения относительно того, какой персонаж должен быть топом и какой боттомом, причем до такой степени, что [в фандоме] случаются длительные споры и одни фанаты обижаются на других из-за того, какой персонаж в какой роли должен быть. Если персонаж сменит роль по ходу истории или поучаствует в конкретном половом акте, который представляет его как доминанта/сабмиссива, без предварительного предупреждения, некоторые фанаты оскорбятся, и этому автору не хватит пальцев, чтобы сосчитать, сколько раз его обвинят в том, что он «испортил весь день» читателю, заставив не того персонажа осуществить определенные сексуальные действия. Некоторые критики также осуждают яой как менее «реалистичный» и таким образом менее ценный из-за его четко заданных семе/уке ролей. «Реалистичность» однако очень субъективная категория, а также в значительной степени зависит от контекста, и в этом контексте она часто означает «похожесть на реальные гомосексуальные отношения». Такую критику, насчет того, что один жанр более реалистичен, чем другой, трудно подтвердить, учитывая, что и яой, и слеш по большей части порождаются не воображением людей, у которых есть твердое понимание того, на что похожи «реальные отношения между мужчинами», а также что романтические отношения слишком разнообразны, чтобы можно было выделить средние реалистичные гомосексуальные отношения, на которые авторы могли бы равняться; что и гетеросексуальная романтика в фикшне также не стремится быть строгими образцами реализма, и что многие реальные гомосексуальные отношения, гей- или лесбийские, придерживаются некоторого числа гетеронормативных тенденций, как например в лесбийском разделении на буч и фем.

Тогда если посмотреть помимо двух главных персонажей на базовую предпосылку работы, становится ясно, что гетеронормативные гендерные роли в романсе в Sex Pistols являются одной из наименее «нереалистичных» аспектов манги. Основная предпосылка, которая многим потенциальным читателям может показаться отталкивающей, заключается в том, что все люди – животные (это распространяется и на немногих, но важных женских персонажей в истории).

После несчастного случая Норио начинает чувствовать себя не так, как раньше. Больше всего его поначалу шокирует то, что большая часть людей внезапно начинает выглядеть для него как обезьяны и домогается его по дороге в школу. Здесь очевидный подтекст, что люди, которые не могут сдерживать свои сексуальные влечения, не лучше животных. И это касается однако не только мужчин, самая популярная девочка, которая для Норио начинает выглядеть как мандрил [павиан такой], гоняется за ним тоже.

Обезьяны не единственные животные, интересующиеся Норио, к нему также пристает семпай, который выглядит как медведь. Вопрос о том, отсылка ли это к гей-субкультуре «медведей», повисает в воздухе, но в конце концов этот медведь встречает свою пару и становится «женой» медведя-иностранца с незамысловатой фамилией МакБир [McBear, МакМедведь]. Возвращаясь обратно к злоключениям Норио: его семпай-медведь признается ему, вручая любовное письмо длиной в тринадцать тетрадей, – сцена, которая подсказывает читателю, что этот персонаж несомненно сталкер и очень вряд ли он станет любовным интересом Норио. Тот, кто им станет на самом деле, – это Кунимаса, семнадцатилетний ягуар (8).

В одной из наиболее проблематичных [спорных, скандальных] сцен в манге Кунимаса, уловив отголосок запаха Норио, затаскивает его в уборную и начинает было целовать, но из-за нехватки времени, поскольку опаздывает на подработку, и будучи вынужден «отметить» Норио как «своего», чтобы все остальные знали, что он уже занят, Кунимаса кончает ему на лицо и размазывает это. [Ох щи, совершенно этого не помню. Видимо, вытеснение, лол.]

Контекст, из-за которого эта сцена особенно шокирует и рассматривается как мизогинистическая, хотя не содержит насилия или телесных повреждений, связан с главным образом феминистской критикой мейнстримовой (гетеросексуальной) порнографии, в которой «букакке» (или money shot [англоязычная идиома, обозначающая то же самое – мужчина кончает на тело партнерши, чаще всего на лицо]), обычное дело и рассматривается многими феминистами как одна из самых унизительных разновидностей секса, которую мужчина может попрактиковать на женщине. Даже в яое сцены типа описанной – исключение. В других тайтлах в большей части сцен, содержащих сексуальную активность, по взаимному ли согласию или с даб-коном, даже если согласие сомнительно, отдабконенный персонаж неизменно в конце начинает наслаждаться сексом, что как бы очищает агрессора от вины по меркам жанра (9). Однако Норио определенно не вспоминает потом эту сцену с удовольствием.

Кунимаса позже объясняет, что внезапная секс-неотразимость Норио вызвана произошедним с ним несчастным случаем, который «запустил» его рецессивные гены, и что он своего рода «атавизм». Если этот ярлык недостаточно оскорбителен, то его также называют недостающим звеном, или, возможно, менее оскорбительно «редким премиумом» (в качестве партнера для размножения).

Поскольку оба его родителя обезьяны, а сам Норио кот, он очень редок и также очень фертилен. То, что его родители обезьяны, однако, время от времени используется для того, чтобы оскорбить или дискриминировать Норио, и делает других персонажей специистами [ущемление по признаку биологического вида], что может быть метафорой для классовой дискриминации, расизма или обоих сразу. От того, как внимание к фертильности изображается естественным и привлекательность автоматически связывается с фертильностью, трудно удержаться от колкостей про то, как многие из нас представляют себе популярную эволюционную психологию (10).

Структура семьи Кунимасы – вот что наконец показывает нам истинную субверсивность. В то время как 70% населения земного шара обезьяны, Кунимаса происходит из длинной линии «зверолюдей» (“zoomans”). Но Sex pistols не только о «мужчинах», и уж точно не о зоофилии; женщины в семье Кунимасы играют очень важную роль.

Мать Кунимасы, Макио, состоит в браке с другой женщиной, Карен (и их двое детей – наполовину сиблинги Кунимасы), в то время как его биологический отец, Дэвид, женат на другом мужчине, Максимилиане. Дэвид и Максимилиан – родители (отцы точнее) другого единокровного (наполовину) брата Кунимасы, Хидэкуни. У матери Кунимасы также есть ребенок от мужа его отца, его единоутробный брат Ёнэкуни, который родился одновременно с Кунимасой и выявил Максимилиана (который позже родил Хидэкуни) как бисексуала перед Дэвидом, который был весьма удивлен, что Максимилиан интересуется и женщинами тоже.

Предвидя путаницу среди читателей, Котобуки включила подробную схему генеалогического древа кунимасиной семьи в четвертый том манги (схена представлена ниже). Хотя в довольно многих мангах, в том числе и в BL, у персонажей бывает запутанный семейный бэкграунд и труднозапоминаемое количество родственников, Котобуки, пожалуй, единственная мангака, которая почувствовала, что зашла так далеко, что без схемы ее читатели не разберутся.



Мировое сообщество «зверолюдей» совершенно игнорирует законы обезьян (т. е. нормальных людей) и в однополых браках, как и в заведении детей вне брака, для них нет ничего необычного. Хотя беременность физически закрепляет гендерную роль персонажа по крайней мере временно, Котобуки показывает сами эти гендерные роли очень текучими. Женские персонажи способны заводить детей в качестве «отца» от других женщин, мужские персонажи могут родить детей от своих партнеров-мужчин, и есть случайные м/ж пары, в которых оба партнера могут быть или не быть бисексуалами.

Поскольку это яойная/BL серия, фокус остается на м/м романтических отношениях, со множеством побочных сюжетов, обходящих стороной основную арку про зарождающиеся отношения несовершеннолетних Норио и Кунимасы и включающих персонажей, которые только косвенно связаны с Кунимасой. Прежде чем мы забудем про Норио, поскольку ему «предназначено» стать матерью потомства Кунимасы, и его показывают активно развивающим близкие отношения со своей парой, он часто изменяется в свою настоящую форму (кот) в самый интересный момент и они никак не могут завершить начатое. Его гендер тоже изображается подвижным и его не всегда рисуют внешне феминным, если только он не нарисован рядом с Кунимасой. На панели ниже, например, он нарисован весьма маскулинно (том 4, 10), с этими полуприкрытыми глазами демонстрирует типичное «семе в соблазн-моде» выражение лица (картинка ниже). Это из сцены, в которой сестра Кунимасы Манами, ревнуя из-за привязанности брата к Норио и считая, что он для него недостаточно хорош, пытается запугать Норио. Он оказывается в выигрышном положении, перехватив у нее инициативу, и говорит, что даже хотя Кунимаса может обращаться с ним как с девушкой, он все-таки мужчина, и сам предпочитает милых девушек типа Манами.





3. «Матка-паразит» (‘Womb Worm’) и мужская беременность

Важный побочный сюжет в третьем томе Sex pistols и весьма любимый среди фанатов серии – история змеи и мангуста. Отношения мангуста Шимы (племянник жены кунимасиной матери, Карен) и змеи Хиромасы, обоим по двадцать семь, в начале истории далеко не дружеские.

До кучи брат Шимы, Уме, влюблен в Хиромасу, и чтобы не ранить его чувства, Шима скрывает, что он и Хиромаса уже десять лет состоят в отношениях друзей-с-преимуществами. В то время как их родители категорически против, чтобы Шима, Уме и Хиромаса проводили время вместе, Хиромаса не испытывает никакой враждебности к мангустами, поскольку он сам наполовину ретривер (?). Когда Уме решается сказать Хиромасе, что любит его, Шима в отчаянии спонтанно решает сделать что-то, чтобы убедиться, что частичка Хиромасы навсегда останется с ним. Он пытается обманом забеременеть от Хиромасы, втайне используя яйцо «матки-паразита», фармацевтический продукт, доступный зверолюдям. Помещенное в мужское тело, яйцо создает временную матку, которая потом выводится из организма.

В этом плане их отношения выглядят как классический пример женщины, обманом беременеющей от мужчины, чтобы по крайней мере оставить себе ребенка. В конце истории следует неожиданный поворот сюжета, когда выясняется, что в теле Шимы было аж два яйца, и то, которое «сработало», - это не то, которое он использовал сам, а чистое яйцо с куда большей вероятностью на успех. Это уже дело рук Хиромасы, который пытался беременностью привязать Шиму к себе, и который всё это долго и тщательно планировал, а не придумал под влиянием момента.

Возможно, больше всего вызывает недоверие в Sex pistols способ, с помощью которого мужские тела снабжаются основными женскими половыми органами, женская репродуктивная система, которая в манге описывается только как состоящая из вагины и матки. Как уже упоминалось, в серии также есть некоторые лесбийские пары, которые производят потомство не менее успешно, чем м/м пары, но механизм ж/ж репродукции не объясняется.

Многие фаны из англофэндомов рассматривают «мпрег» (обычное сокращение для историй с male pregnancy, «мужской беременностью») как нишевый жанр, реакция на него фанов, не знакомых с тропом, может колебаться в диапазоне от легкого удивления до откровенного отвращения.

Похожим образом дела обстоят и в японском яойном фэндоме, где как правило заигрывание с мпрегом рассматривается как «смертный приговор» для истории. Из этого, конечно, есть свои исключения, – додзинси, которые фокусируются на комедии, время от времени используют мпрег, а одна из 24 generation, Хагио Мото, создала скай-фай антиутопию Marginal (1985-87), в которой некоторые мужчины могут вынашивать детей. Действие происходит в мире, лишенном женщин, где время от времени встречаются редкие юноши, способные вынашивать детей, и от них зависит будущее человечества. Эбихара Акико говорит о Marginal: «Хагио рассказала эту историю, чтобы показать, как технология изгибает и перекручивает материнство и превращает его в колыбель гротескных мужских заблуждений».

Sex pistols делает то же самое, хотя скорее под видом фантастической комедии, нежели антиутопичного скай-фая. В том, что, чем более редок и ценен зверочеловек как партнер, тем сложнее им, и мужчинам, и женщинам, успешно размножиться, мы можем обнаружить отголоски настоящих «гротескных мужских заблуждений», демографический [?], евгенический и расистский дискурс, выражающий беспокойство относительно «welfare mothers» [матерей на пособии, профессиональных матерей?] и того, что «наши» популяции воспроизводятся гораздо более медленными (или отрицательными, или под-замещающимися) темпами, чем «их» популяции. То, что Котобуки добавляет пирамидальный график, объясняя, как именно фертильность в мире Sex pistols высока у тех, кого множество, и низка у редких особей, не просто отклонение от нормального течения повествования в манге, но также служит напоминанием, что дискурс репродуктивных прав, всегда занятый тем, кто должен (или «может») размножаться при каких обстоятельствах и кто не должен, каков угодно, но только не прост.

Хотя утверждение, что все романтические отношения состредоточены на размножении так, как в Sex pistols, является действительно гетеронормативным, оскорбительным, реакционным и разрушительным [?], неверно считать, что все изображения однополых пар, желающих ребенка (или нескольких) нереалистичны. Люди, состоящие в однополых отношениях, могут хотеть заиметь ребенка не через доступные сегодня средства (при помощи донорской яйцеклетки или спермы друга противоположного пола/члена семьи, суррогатного материнства или усыновления), а такого, который бы имел генетический материал обоих партнеров в отношениях. Это разработка, которая в научном плане, особенно для женщин, может быть делом не такого уж далекого будущего, как кажется общественному сознанию.

Есть и еще причины, почему изображение беременности в фикшне не должно рассматриваться как негативное и обязательно гетеронормативное. В произведении, которое фокусируется на отношениях между мужскими персонажами, введение в сюжет беременности можно рассматривать также как переписывание гомосоциальных отношений в гомоэротические на один шаг дальше в субверсию. В своей книге «Bodies: Exploring Fluid Boundaries» Робин Лонгхёрст утверждает, что поскольку некоторые тела рассматриваются «текущими» в противоположность автономным, плотным, мужественными телам, их присутствие рассматривается как стихийное бедствие [?что-то дикое, нарушающее привычные рамки?]. С подобным видом телесных жидкостей здоровым мужским особям не приходится иметь дело. Особи, которые рассматриваются как такое бедствие в гомосоциальных сферах, – это, например, не приученные проситься на горшок дети, или же отчасти престарелые и инвалиды с недержанием, но особенно это относится к женщинам, тела которых время от времени производят жидкости, чуждые мужским телам, такие как менструальная кровь, грудное молоко и околоплодные воды. Таким образом, вычеркивание беременности и ее физических проявлений из публичной сферы является гетеронормативным и имеет целью сохранить пространства гомосоциального, допуская только привилегированные мужские тела, которые могут «сдерживать себя», или контролировать его, в общественную сферу. Сочинение нарратива вроде Sex pistols, в котором мужчины могут беременеть и теряют привилегию контроля над телом, поэтому может рассматриваться как глубоко субверсивное, а не гетеронормативное.



4. Заключение

В своей книге «The Democratic Genre; Fan Fiction in a literary» Шина Пью несколько раз ссылается на яой как жанр, аналогичный слешу. Она описывает яой как «даже коммерческое предложение» (курсив мой), цитируя Марка МакЛелланда, чтобы подчеркнуть, насколько общ интерес фанатов к произведениям о романтических отношениях между мужскими персонажами. Пью также проводит параллель между РПФ и РПС (Real People Fanfic и Real People Slash) и яоем и заявляет, что в то время как западные авторы обращаются к реальным людям, японские создают своих собственных персонажей. Но все не так просто. Романтический фикшн с мужскими персонажами, по-видимому, в Японии не страдает от такого же уровня самоцензуры, как «на Западе». Более того, в яое есть масса РПС (называемого nama-mono, raw goods), с регулярными фан-конвентами, где продаются додзинси со всеми сколь-нибудь известными знаменитостями, от японских поп-звезд и корейских актеров до популярных британских шеф-поваров [?]. Мизума Мидори упоминает, что Кейко Такемия судилась со своими издателями, чтобы ее серия Kaze to ki no uta была опубликована как есть, со всеми проявлениями сексуальности, которые она хотела там изобразить. Ей понадобилось девять лет, чтобы опубликовать серию как она хотела, но она этого добилась, и в начале семидесятых произошел бум раннего сенен-ая. Редакторы манга-журнала JUNE запустили дочерний журнал с новеллами, сперва заполнявшийся историями, которые присылали читатели. Этот журнал, Shōsetsu JUNE, включал в себя настолько графические описания секса, что стал известен как «журнал, который девушки листают одной рукой».

В это же время на «Западе» многие издатели и распространители слешных фэнзинов вели себя так, словно бы участвовали в распространении контрабанды, некоторые боялись, что семья найдет или откроет их посылки или конверты с «гей-порно», поскольку многие фэнзины рассылались по почте. За исключением некоторых специализированных лавочек, книжные магазины не имели дела с фэнзинами, в особенности с рейтинговыми слешными фэнзинами. До тех пор, пока Интернет не стал широко доступными для многих фанов в странах первого мира, слэшеры сталкивались со страхами быть обнаруженными, или бывали вынуждены оставить свое скандальное хобби в случае замужества или возвращения к родителям, боясь, что их родные и близкие узнают, что конкретно они делают в самиздате. Эти опасения были большей частью уничтожены благодаря Интернету, в котором и слешные, и яойные авторы, любители и профессионалы, могут публиковаться под псевдонимами, легко менять или стирать онлайн-идентичности, которые могут быть скомпрометированы слишком тесными связями с их оффлайн-жизнью.

Тем не менее, все еще есть взрослые женщины, которые чувствуют, что должны скрывать свою заинтересованность в м/м романсе не только от своих родителей (где не только разница в возрасте и нежелание шокировать старомодную чувствительность [по-другому воспитанных людей], но также в некоторой степени своеобразное табу на инцест – нежелание разделять что-либо сексуальной природы с близкими родственниками – объясняют желание скрыть хобби), но и от своих близких по возрасту, обычно мужского пола, партнеров. Они скрывают свой интерес к м/м романсу не только потому, что стесняются иметь сексуальный интерес к «кому-то» еще, но и потому что боятся ссор, гнева и осуждения, даже ревности и гадостей, и в некоторых случаях боятся предстать как плохие матери. Эти страхи свидетельствуют о комбинированном поло-властном разрыве. В Японии этот поло-властный разрыв не то чтобы отсутствует в жизни поклонниц, и невозможно измерить, «больше» он или «меньше», сильнее или слабее, но он проявляется по-другому в том, что касается м/м романса, создаваемого в основном женщинами и для женщин. Голые факты таковы, что, с одной стороны, яойная манга, новеллы и журналы имеются во всех обычных книжных магазинах и не продаются из-под прилавка или только взрослым, а с другой, поскольку яой как жанр вырос из седзе-манги, рассматриваемой как обычное и нормальное развлечение для девочек, это защищает фанатов от навязчивых суждений насчет того, укладываются ли их личности или нет в ожидаемые от них гендерные роли, на основании того, что они предпочитают читать.

Само существование параллельных жанров яоя и слеша в обществах с очень разными культурами говорит нам о том, что желание многих женщин читать романс с двумя мужскими персонажами универсально, но то, что эти очень похожие жанры выражаются в разных формах, публикуются и распространяются по-разному, также может рассказать нам кое-что о том, как женские желания и мысли контролируются в разных обществах.

При поверхностном чтении Sex pistols может создаться впечатление, что работа крайне гетеронормативна, но чуть более внимательное чтение показывает, что отношение к гетеронормативным тропам там субверсивно. То, что эти тропы субвертируются, не означает, что они отсутствуют, совсем напротив, но как и все успешные пародии, Sex pistols поверх презентации гетеронормативных тропов ставит их под вопрос, подрывает и высмеивает. В какой мере это успешно доносится до обычных читателей вне Японии, зависит не только от умений переводчиков. Субверсия как акт в немалой степени зависит от культурного контекста, то, что субверсивно для одной культуры, не обязательно распознается как таковое для читателей с другим культурным бэкграундом, и исключить из рассмотрения целый жанр как автоматически худший или неважный – едва ли продуктивная тактика.



Примечания:

(1) Говорить о противопоставлении Японии и "Запада" трудно, поскольку многие из активных онлайн фан-сообществ расположены совсем не в тех местах, которые традиционно считаются частью "Запада". Однако многие люди все равно стараются участвовать в англоязычном фандоме насколько могут, потому что фанатская деятельность на доминирующем языке часто дает больше информации и больше общения с фанатами со схожими вкусами. В онлайн-фандоме множество пересечений, и "Запад" вероятно включает другие большие языковые пространства, например, испано- и португалоязычное. Другие крупные фан-сайты, такие как русские и китайские, вряд ли могут быть включены в "Запад", но та степень, в которой азиатские и русские фанаты участвуют в англоязычной фанатской активности, делает трудными четкие разграничения и дополнительно усложняет использование термина "Запад", вот почему я стараюсь избегать его.

(2) С конца 2007 пошла новая волна слэша о кандидатах от демократов на посты президента и вице-президента, а также других их коллегах, в онлайн-сообществах типа “Rahmbamarama” в ЖЖ.

(3) Исследователи традиционного любовного романа настаивают, что он субверсивен и просвещающ [consciousness-raising] сам по себе. Однако слеш и яой тут имеют преимущество, которого у арлекиновских романов нет: они могут заставить "нормального мужчину", украдкой заглядывающего, чтобы потом поиздеваться, в глупые книжки, которые там женщины читают, отпрянуть в гомофобной панике, если он к ней склонен. Это свойство само по себе подчас достаточная причина для яой- и слеш-фанов предпочитать эти жанры - так они могут быть уверены, что никто из гомофобно настроенных членов семьи (преимущественно мужчин) не полезет в их компьютер или книги.

(4) Начало этих встреч было положено в спорах, вызванных разницей в онлайн-этикете и практиках; японские фанартисты и авторы, по большому счету даже сейчас сосредотачивающие свою фанатскую активность вокруг бумажных журналов и издания додзинси, не были приятно впечатлены тем, как западные фанаты рассматривали все, найденное в сети, "доступным для всех" и терзали их арты, сканировали их додзинси и распространяли их в интернете без разрешения и часто даже без указания авторства. Столкнувшись с языковым барьером, зачастую они не могли сделать тут ничего другого, чем убрать свои работы из открытого доступа онлайн.

(5) Для английского перевода она была переименована в Love Pistols, чтобы избежать проблем с одноименной группой.

(6) В 2007 литературный журнал Da Vinchi упомянул Котобуки Тарако в числе пятнадцати репрезентативных BL-мангак.

(7) Неправда, что наличие типов семе и уке почти во всех яойных работах означает, что изображения или аллюзии на проникающий секс есть в каждой или почти в каждой из них; но когда эти изображения есть, семе почти всегда "обладающий", а уке "обладаемый". Серия Clan of the Nakagamis Хомерун Кен не содержит ни единого графического изображения сексуальных действий, но при этом там есть характеры, четко изображенные как семе или уке.

(8) Персонажи не занимаются сексом в своей животной форме, что исключает мангу из "фурри"-фандома, где антропоморфизм не просто приветствуется, а обязателен.

(9) Фаны слеша иногда ругают яой за то, что там одно сплошное насилие, но это не так, да и любой давний фанат слеша может подтвердить, что там тоже множество историй с нон-коном (изнасилование) и даб-коном (сомнительное согласие на секс). Исследователь манги Нэйл Нопп обнаружил достаточно сходств между японским яойным фан-творчеством и англоязычным слешным фан-творчеством, чтобы заметить соответствующую разницу: что в конкретных пейрингах по Гарри Поттеру, опубликованных в виде фанфиков или додзинси, у разных национальностей также разные предпочтения насчет того, кто из персонажей должен быть топом, а кто боттомом.

(10) Слэш и яой рассматривались с этой позиции тоже; часто критикуемый и наивный анализ слэш-фикшна под названием "Warrior Lovers" Кэтрин Сэлмон и Дональда Саймонса пытается найти "естественную" причину тому факту, что многим женщинам романтические истории о двух мужчинах нравятся больше, чем о мужчинах и женщинах. Эволюционная психология как дисциплина - это такой bête noir [буквально "черный зверь", то, чего следует стараться любой ценой избегать] для исследователей, занимающихся гендерными или квир-штудиями, из-за ее часто шатких завязанных на биологическом детерминизме теориях и удобных-для-статус-кво выводах, как то знаменитое исследование, "доказавшее", что изнасилования "естественны". В 2009 году англоязычный слешный интернет-фандом единодушно выступил против эволюционного психолога Оги Огас, сначала представившего их в скверном исследовании и позже дополнительно спровоцировавшего оскорбительными выражениями типа "she-males".


++++++++++++++++++++

++++++++++++++++++++

Иногда было такое чувство, что английский автору не родной, или родной, но почти забытый, честно говоря. Процесс перевода был на редкость долгим и мучительным. В целом все довольно понятно, но есть несколько мест, где конструкции так странны, что мне остается только надеяться, что я поняла именно то, что автор хотел сказать. Еще извините за косноязычие местами, дело в том, что у нас тематическая терминология еще не устоялась так, как в английском (ну или, по крайней мере, мне она неизвестна).

Вообще, местами странная статья. Из конкретных произведений фактически обсуждаются два, «Зецуай» и «Секс пистолс», и в обоих случаях не всегда понятно, почему именно за это автор зацепился, чтобы сказать то, что он хотел сказать. Особенно касаемо «Зецуая» (ну да, я вроде как негодую). Люди получают через него ложное представление о яое, который совсем не такой и вообще хороший? Да ладно, уж в 2011 году можно было бы выбрать пример посвежее. Люди давно уже не начинают с «Зецуая», он давно перешел на положение полузабытой всеми кроме олдфагов классики, непривычной для современного читателя и по графике, и по содержанию. Зато нынче люди начинают с Ямане Аяно, например (по крайней мере, на момент написания статьи таких было много). У которой, конечно же, ничего такого нет и превратное впечатление об нее получить невозможно. И рук там никто не отрубает, всего только катушки с пленкой в жопы засовывают ко всеобщему удовольствию. Впечатление, что автор хотел доказать, что нынче все совсем не так, как в те ужасные времена, когда в яое были популярны трагедии, вот теперь-то там сплошная социальная справедливость, но избирает для этого странные способы. Особенно учитывая, что в те времена почти не писали гуро, например, и всякий жесткач, а теперь пишут. И смата в разы больше. В топовых современных тайтлах насилия побольше, чем в несчастной «Бронзе». Хотя она права в том, что «типичным представителем» жанра эта манга действительно выступать не может, и никогда не могла, всегда стояла немного особняком. «Бронза» – это что-то вроде яойного «Грозового перевала», я бы сказала, и по содержанию, и по положению в рядах жанра. Вот тоже, кстати, классический пример abusive relationships, хех. А работы Кейко Такемии – это где-то так «Принцесса Клевская», наверно.

Но интересных тем поднято тоже много, по-моему. Вообще через всю статью прослеживается желание «оправдать» жанр, что ли, защитить от несправедливой критики тех западных читателей, которые судят по урезанной картине и развешивают ярлыки, не глядя. Мне оно вполне понятно, потому что я сама часто в интернете на такое натыкаюсь. Позабавило упоминание американского рпсного пейринга с политиками. Англофандом тоже увлекается "главными пейрингами страны", хех. Ну и само выяснение, так кто же больше похож на любовные романы, неизменно доставляет. Про мпрег у этого автора, насколько я поняла, есть еще статья, интересует ее эта тема. Меня, если честно, тоже интересует, но вообще, как я посмотрю, в Японии эту траву курят поменьше. То ли из-за графичности (все-таки словесное описание как-то мягче, чем картинка), то ли из-за каких-то сторон менталитета. Если подумать, то даже обычную беременность в манге редко встретишь, чтобы она не упоминалась, а именно изображалась. И еще про разницу в положении и отношении японских и западных читателей интересно. Действительно, у нас народ ведь до сих пор скрывается, и образ слешера в нефандомных (а то и фандомных) массах довольно отрицательный, им автоматически приписывается всяческая непривлекательность и тараканистость, "плохая мать" прямо классика жанра, и так далее. А в Японии, несмотря на ее большую консервативность во многих вещах, да и не самые большие успехи в деле эмансипации, женщины тем не менее могут свободно покупать и читать что им нравится, это официальный и коммерческий жанр со множеством поклонников. Хотя, с другой стороны, "фудзеси" - все еще "испорченные девушки".

Ну а вам как? Надеюсь, нашли что-нибудь интересное?






запись создана: 12.05.2013 в 05:37

@темы: теория

Комментарии
2013-05-12 в 19:32 

YAOI-info
Что хочу написать, во-первых, это огромное спасибо за отличный перевод! Статья реально оч интересная, пусть с авторской спецификой: в чем-то я с ней 100% согласна, в чем-то нет. Но могу сказать одно, человек, который это писал, реально в теме и поэтому его реально интересно и познавательно читать. Правда, меня тоже малость удивил выбор автором манг для разбора, но, думаю, таки да, всему виной ее увлеченность мпрег’ом.
Во-вторых, хотелось бы некоторые вещи процитировать и прокомментировать.

что в какой-то момент я заговорила о «слешерах» англоязычного фандома, слэшащих (пейрингующих двух – иногда и больше – мужчин и превращающих их отношения из гомосоциальных в гомоэротические) кандидатов от демократической партии на посты президента и вице-президента 2004 года Джона Кэрри и Джона Эдвардса
Да, еще одно доказательство изобилия слешных пейрингов на Западе, ощущение, что слешат всех и со всеми;))

В этом контексте «более похожий на арлекиновские романы» означает менее субверсивный [радикальный, подрывной, subversive, не знаю, как его лучше единообразно перевести] и более гетеронормативный, и возможно даже более скучный и не такой интересный, не такой смелый. Как правило, и слешные, и яойные фаны презрительно относятся к мэйнстриму гетеросексуального романса, и пресловутая масса арлекиновских романов рассматривается ими как пример и едва ли не синоним всего жанра (3).
А ведь так оно и есть. У нас так же, плохой деффчаковый слеш обычно сравнивают с второсортным дамским романчиком. Да и непонравившейся яой с ним сравнить могут, сама этим делом грешу;))

из-за того, что масса яоя все еще издается в бумажном, а не в цифровом виде, число работ, доступных за границей, все еще гораздо меньше, чем внутри Японии, и доступ к ограниченному числу работ влечет за собой риск исказить представление читателя о жанре в целом.
Опять же на 110% верный вывод. Я до того, как стала покупать томики для личного пользования, совсем по-другому ситуацию на BL рынке представляла. Все же несмотря на то, что многое переводится, до много руки и не доходят.
Да еще и сканлейторы теперь препоны ставят;)) Вот событие буквально этих дней, что англофандом малость взволновало: группа, получив запретительную ноту от Либр, собирается перебраться в анально огороженный бложек и выкладывать там либровские проекты внимание! только для тех, кто им деньги платит. В такие моменты думаю, что хорошо, что я уже от сканлейта почти не завишу… Но все равно меня, как сторонника свободного сканлейта от фанатов и для фанатов, такое положение дел не радует.

Я оцениваю эту работу как «плохую»
А Kono BL ga yabai! так не считают, они Zetsuai в список лучших манг начала девяностых включили. Хотя там, думаю, выбор был небольшой...

По причинам "плохости" Бронзы. С первой не могу согласиться, на мой взгляд, тогда яою вообще ангст был свойственен, это потом, ближе к нулевым, он уподобился классическому седзе и стал переливаться всеми цветами флафной радуги, сейчас такой прям не от мира сего позитив из него уже не лучится, но, все равно, фактически плохих концов нет. Я предыдущий пост писала о манге, в которой все закончилось мягко говоря нехорошо, и меня действительно в свое время такой конец сильно удивил и даже расстроил, ибо от трагедий в BL я уже отвыкла.
А вот вторая причина – это да. Но тут ничего не поделаешь, даже профессиональные издатели не способны вовремя все издавать *с укоризной смотрю на ситуацию с Зе* Хотя подобное положение дел касается скорее многотомников, с однотомниками все относительно Ok.

[устаревание художественных произведений само по себе любопытная тема, все-таки они не кассетные видеомагнитофоны]
Согласна, по-настоящему хорошие вещи не устаревают. Но тут, думаю, скорее речь об устаревании тренда. Хотя не понимаю, как сгинувший тренд может испортить мангу, разве что новому поколению будет не интересно.

Даже фаны Котобуки признают ее графику в лучшем случае посредственной, а ее сюжеты бессмыслицей, «крэком».
По мне, так у нее неплохая графика, стильная по-своему, но то, что крек – это да))

Я бы даже зашла так далеко, чтобы сказать, что манга достигла своего культового статуса, будучи такой плохой, что даже хорошей. [Культовый статус? У Секс Пистолз? Разве что у группы. Манга известная, конечно, но чтобы прямо культовая.]
Имхо, таки культовая. Может не такая популярная, как Видоискатель или Тиран, но в свое время оч часто упоминаемая. И, на мой взгляд, если бы мангака не уходила периодически на хиатусы, то была бы еще более успешна. Но главная ее фишка все же мпрег, мне ее сколько не советовали, всегда с него начинали. Хотя сейчас она уже не особо часто возникает, это да.

Азии Ватанабе
Еще одна любительница крека)) Однако, все же люблю ее. Но что-то давно от нее ничего не было, поди в додзях вся...

Мы можем осуждать яой за его распространенный «семе/уке» троп как гетеронормативный, однако для слешера это довольно неискренне, учитывая, что многие поклонники слеша точно так же имеют свои предпочтения относительно того, какой персонаж должен быть топом и какой боттомом, причем до такой степени, что [в фандоме] случаются длительные споры и одни фанаты обижаются на других из-за того, какой персонаж в какой роли должен быть. Если персонаж сменит роль по ходу истории или поучаствует в конкретном половом акте, который представляет его как доминанта/сабмиссива, без предварительного предупреждения, некоторые фанаты оскорбятся, и этому автору не хватит пальцев, чтобы сосчитать, сколько раз его обвинят в том, что он «испортил весь день» читателю, заставив не того персонажа осуществить определенные сексуальные действия.
Правда жизни, лол.

В одной из наиболее проблематичных [спорных, скандальных] сцен в манге Кунимаса, уловив отголосок запаха Норио, затаскивает его в уборную и начинает было целовать, но из-за нехватки времени, поскольку опаздывает на подработку, и будучи вынужден «отметить» Норио как «своего», чтобы все остальные знали, что он уже занят, Кунимаса кончает ему на лицо и размазывает это. [Ох щи, совершенно этого не помню. Видимо, вытеснение, лол.]
Тоже самое, вообще, как не читала, пойти что ли освежить воспоминания.

Контекст, из-за которого эта сцена особенно шокирует и рассматривается как мизогинистическая, хотя не содержит насилия или телесных повреждений, связан с главным образом феминистской критикой мейнстримовой (гетеросексуальной) порнографии, в которой «букакке» (или money shot [англоязычная идиома, обозначающая то же самое – мужчина кончает на тело партнерши, чаще всего на лицо]), обычное дело и рассматривается многими феминистами как одна из самых унизительных разновидностей секса, которую мужчина может попрактиковать на женщине. Даже в яое сцены типа описанной – исключение.
А букакке нынче уже в тренде, вон у Либр в этом мясяце целая антология посвященная данной практике выходит.

что может быть метафорой для классовой дискриминации, расизма или обоих сразу.
Узнаю тебя, англофандом))

Когда Уме решается сказать Хиромасе, что любит его, Шима в отчаянии спонтанно решает сделать что-то, чтобы убедиться, что частичка Хиромасы навсегда останется с ним. Он пытается обманом забеременеть от Хиромасы, втайне используя яйцо «матки-паразита», фармацевтический продукт, доступный зверолюдям. Помещенное в мужское тело, яйцо создает временную матку, которая потом выводится из организма.
О_о По прошествии времени после прочтения, уже со стороны, это очень странно звучит. Если бы я была чуваком со стороны и прочитала такое… даже не знаю, решила бы что яойщицы совсем упороты))

поскольку яой как жанр вырос из седзе-манги
Собственно, возвращаясь к старому спору, что я обычно и говорю;))

что в конкретных пейрингах по Гарри Поттеру, опубликованных в виде фанфиков или додзинси, у разных национальностей также разные предпочтения насчет того, кто из персонажей должен быть топом, а кто боттомом.
Хотела бы взглянуть на распределение мнений о топах/боттомах по разным странам, реально интересно.

Да ладно, уж в 2011 году можно было бы выбрать пример посвежее. Люди давно уже не начинают с «Зецуая», он давно перешел на положение полузабытой всеми кроме олдфагов классики, непривычной для современного читателя и по графике, и по содержанию. Зато нынче люди начинают с Ямане Аяно
Или Тирана с Maiden Rose можно было взять. Хотя это опять же скорее для нашего поколения фудзеси, сейчас уже скорее актуальней всего было бы брать Йонеду…

В топовых современных тайтлах насилия побольше, чем в несчастной «Бронзе».
Не согласна. Сейчас яой достаточно в большинстве своем политкоректен. Тут не то, что насилия, тут почти не бывает ни болезней, ни общественного осуждения, ни женатиков, как главных героев, и прочего.

Вообще через всю статью прослеживается желание «оправдать» жанр, что ли, защитить от несправедливой критики тех западных читателей, которые судят по урезанной картине и развешивают ярлыки, не глядя.
Подобное развешивание ярлыков и у нас процветает. Человек прочитал полтора древних тайтла вторичных авторов в корявом переводе и все, мнит себя знатоком яоя и спокойно рассуждает об ограниченности яоя, бабах-уке и кругом одни изнасилования.

Меня, если честно, тоже интересует, но вообще, как я посмотрю, в Японии эту траву курят поменьше.
Ничего, поди скоро омегаверс придет и к ним. До России долго добирался, через пару лет он так и до Японии доползет, гы!

URL
2013-05-12 в 19:32 

YAOI-info
Вообще, на мой взгляд, очень интересная статья освещающая и затрагивающая самую разнообразную проблематику, даже слеш там присутствует.
Sex Pistols в свое время читала, так как кругом встречала отсылки на этот тайтл и в конце концов соблазнилась, но не могу сказать, что она мне сильно понравилась, разве что самый последний неоконченный пейринг, тот, который с невидимым мальчиком львом-русалкой (тот еще псих), но мангака на нем благополучно свалила на хиатус(( Но то, что тайтл необычен, в т.ч. и для самой Японии – это безусловно, я у них вообще мпрега помимо пистолетов всего два факта могу вспомнить, чтобы прям сходу: ваншот Хондзё Рие и несколько серий от Мидзуками Син. Но вот с тем, что звереподобное мироустройство не популярно, не могу согласится. Тайтлы, в которых главные герои очеловеченные звери вполне себе существуют и публика их хорошо принимает. А один из последних за авторством Аи Сакё (бывшая седзе-мангака) в чем-то очень даже мне напомнил Sex Pistols, хотя мпрегов там и нет. Так он в Японии пользовался большим успехом, среди эротического яоя вообще занял топовые места, так что…
Что касается гендерных ролей: обилие феминных уке в яое – это то, с чем на определенным этапе приходится смириться, их действительно много, но, на мой взгляд, все же со временем становится меньше, в серьезных тайтлах, драмах или слайсах они появляются все реже, чаще их все же можно встретить в ромкомах, где это я им готова простить, пусть они не являются моими любимцами. А садистов-семе уже почти искоренили, как тип, так что, думаю, пройдет еще немного времени и подобные сильно уж утрированные распределения ролей канут в лету.

А в Японии, несмотря на ее большую консервативность во многих вещах, да и не самые большие успехи в деле эмансипации, женщины тем не менее могут свободно покупать и читать что им нравится, это официальный и коммерческий жанр со множеством поклонников.
Мне кажется, у нас, в принципе, большое давление со стороны общества, у каждого есть свое ценное мнение, что другому делать, как выглядеть и что правильно делать, а что нет. Видимо, специфика нашей ментальности((

URL
2013-05-13 в 02:32 

ivolgatv
Чувствует себя наркоманом, подсевшим на чужую жизнь, на чужие психозы, чужие мечты ©
Шенонсо, большое спасибо! очень признательна за перевод :buddy:

2013-05-13 в 02:37 

Шенонсо
YAOI-info
И вам спасибо за внимание и за терпение :shy: Рада, что понравилось. Как-то я с ней совсем уж нечеловечески долго возилась, но тут наконец решила волевым усилием прекратить и запостить как есть, а то никогда бы не собралась :facepalm: Я на нее в свое время наткнулась в процессе серфинга интернетов (серфила по запросу на Бронзу, конечно, совпадение не случайно :-D ), мне показалось интересно и захотелось поделиться с общественностью, тем более что в рунете статей на эту тему вообще раз два и обчелся. Там еще такое чувство, что автор решил впихнуть в текст как можно больше "острых" тем, из-за чего он, с одной стороны, немного распадается на сегменты и рандомно скачет из стороны в сторону, по ощущениям, а с другой, много пищи для размышлений и обсуждений. Я там поправила пару опечаток и заодно подняла пост, вдруг поняв, что если кто читает из ленты, то ему скорее всего будет не видно, поскольку он там задним числом появился. Надеюсь, это ничего :shuffle2:
Начала было радостно писать ответную простыню, но поняла, что засыпаю на клавиатуре, я тогда попозже отвечу :shuffle2:

2013-05-13 в 15:59 

Lara-Van
Без надежды надеюсь
Спасибо, СПАСИБО огромное за перевод статьи и ссылку на весь журнал! Он невероятно интересный!

2013-05-13 в 18:37 

YAOI-info
серфила по запросу на Бронзу, конечно, совпадение не случайно :-D
Шенонсо, откровенно говоря, ощущение, что в статье она пишет про Бронзу чуть ли не больше, чем собственно про Sex Pistols))
Там еще такое чувство, что автор решил впихнуть в текст как можно больше "острых" тем, из-за чего он, с одной стороны, немного распадается на сегменты и рандомно скачет из стороны в сторону, по ощущениям, а с другой, много пищи для размышлений и обсуждений.
Примерно такие же ощущения, поднимается и гендерный вопрос, и взаимодействие со слеш, и тренды, и вообще всефандомная фанатская специфика, короче, много чего.
Надеюсь, это ничего
Нет, конечно, я просто на время внимание не обратила.
я тогда попозже отвечу
Ждем-с;))

URL
2013-05-13 в 20:10 

Диана*
Одна феечка любила рассказывать сказочки. Вот такая сказочная феечка.
Шенонсо
Большое спасибо за перевод, очень интересно прочитать!


YAOI-info

Хотела бы взглянуть на распределение мнений о топах/боттомах по разным странам, реально интересно.
Да, очень!

вообще мпрега помимо пистолетов всего два факта могу вспомнить, чтобы прям сходу: ваншот Хондзё Рие и несколько серий от Мидзуками Син.
У Наоны Боры есть мпрег.

2013-05-13 в 22:41 

Вла
Голые факты таковы, что, с одной стороны, яойная манга, новеллы и журналы имеются во всех обычных книжных магазинах и не продаются из-под прилавка или только взрослым, а с другой, поскольку яой как жанр вырос из седзе-манги, рассматриваемой как обычное и нормальное развлечение для девочек
Вот этого очень не хватает западному и особенно русскому фандомному обществу. Признания слэша как жанра, естественного для гетеросексуальных женщин. Сейчас ещё очень многие автоматически записывают нас в лесби (конечно, лесби среди слэшерок тоже есть, но далеко не преобладают), или просто называют "извращенками", считая, что настоящая гетеросексуалка (настоящая патриотка, настоящая христианка) должна читать и писать только гет. И ещё очень многие верят, будто слэш привлекает не только девушек, но и парней, которые оттого становятся геями, да ещё и манерными. Это в основном из-за слэшерок, называющих себя в мужском роде. Сама помню, как на заре своей фандомной жизни верила, что большинство из них реально мужского пола :-D

2013-05-14 в 06:02 

Шенонсо
YAOI-info
Да, еще одно доказательство изобилия слешных пейрингов на Западе, ощущение, что слешат всех и со всеми;))
Ну, честно говоря, этого и у нас есть :-D Просто такое чувство, что их медийные персоны как-то более... слэшабельны, что ли. А на наших посмотришь и все как-то сразу опускается :uzhos:

А ведь так оно и есть. У нас так же, плохой деффчаковый слеш обычно сравнивают с второсортным дамским романчиком. Да и непонравившейся яой с ним сравнить могут
Кстати, если честно, меня это тоже немного раздражает :nope: Вот это перекидывание "романчиками" как горячей картошкой. Посмотрим правде в лицо - романс прежде всего формула. Разновидность формульной литературы, точно такая же, как детективы, скажем, классическое фэнтези, боевики, хорроры, вестерны и так далее. И как это ни печально (нифига не печально на самом деле) - яой и слеш делят формулу с этими самыми "романчиками". В смысле жанра они одно и тоже и есть. Везде свои особенности, тропы, клише и популярные приемы, частично вытекающие из национальных особенностей, частично (в случае со слешем) из разницы между оригинальными и не-оригинальными произведениями, плюс все особенности м/м и м/ж, но тем не менее базис у них ровно один. В корне они одно и то же. (И все они, кстати, часто попадают в прицел гендерных исследований из-за толстых обстоятельств - это все продукция, создаваемая женщинами и для женщин, очень гендерно-заточенная). Просто разные вариации под разные нюансы потребностей аудитории. И опускание "романчиков" фанами слеша и яоя, в общем-то, ничем не отличается от опускания яоя фанатами слеша и наоборот :nope: А казалось бы, блин, зачем? Сидят же все практически в одной лодке, только вместо солидарности еще и между собой грызутся. Но только фанаток романов, в силу их большей вышедшести из подполья, вообще не пинает только ленивый, про слеш и яой широкая общественность еще не очень в курсе (хотя когда в курсе, то реагирует еще сильнее, надо сказать). Не зря там в примечаниях был дивный пассаж насчет того преимущества яоя и слеша, что они отпугивают любопытных домашних, которые любят лазать по чужим вещам и издеваться потом :-D
Поэтому фанатки романов тоже фрустрированы и тоже пишут апологии жанра. Ничего не напоминает?

и выкладывать там либровские проекты внимание! только для тех, кто им деньги платит.
Но это уже как-то совсем чересчур, это уже может проблемы с законом им создать же. Обычная сканлейтерская отмазка - что это все делается бесплатно и некоммерческий проект. А если брать за сканлейт деньги, то это уже прямое пиратство и зарабатывание на чужом труде получается :susp:

По причинам "плохости" Бронзы. С первой не могу согласиться, на мой взгляд, тогда яою вообще ангст был свойственен,
С этим у автора вообще как-то странно получилось, по-моему :nope: Ладно бы там прямо так и было, мол, "слишком мрачно и дает неверное представление о яое, потому что он давно уже не мрачный". Но обвинения в сексизме и гомофобности, или там в потакании rape fantasy - это уж совсем маразм какой-то :upset: На фоне того, что именно в современном яое, например, зачастую женщины если и появляются, то исключительно для мебели, обвинять именно Бронзу с ее тьмой разноплановых и важных женских персонажей (более того, это одна из яойных манг, в которых есть побочные гетеро-истории) в сексизме? :-/
Или в гомофобности?
Или называть Изуми - это Изуми-то, который вообще чистый споконный персонаж, непонятно как очутившийся в яойной манге - женственным уке? И с насилием тоже - при всей своей мрачности никакой графичности, никакого gore и ужастиков там нет. Даже кровь и то чисто эстетично-символичная. А что мрачно - ну так да, это манга про то, что любовь нельзя вынудить, что один человек может взять и не полюбить другого человека и ничего с этим сделать нельзя, только смириться. Или не смириться, но тогда в какой-то момент подступает безумие. И что если реально сделать другое живое существо центром своей вселенной, ничего хорошего из этого не выйдет. По сути, это история одного синдрома Адели. Едва ли можно ожидать, чтобы персонажи там все время водили хороводы, распевая "как прекрасен этот мир, посмотри". Но в то же время насилие, которое и есть, - оно не романтизируется и не оправдывается. Нет, оно там страшное, чертовски страшное, как и полагается насилию. От такого rape fantasy, ночью приснится, так вилами не отмахаешься, и едва ли найдется хоть один безмозглый читатель, который, прочитав мангу, понякает и пожелает себе такого. Как-то очень это странно все, риалли. Такое чувство, что она и правда мангу не читала, а прочитала какой-нибудь "краткий пересказ Гоблина" :-/

А вот вторая причина – это да. Но тут ничего не поделаешь, даже профессиональные издатели не способны вовремя все издавать *с укоризной смотрю на ситуацию с Зе* Хотя подобное положение дел касается скорее многотомников, с однотомниками все относительно Ok.
Юмор тут еще в том, что Зецуай и Бронзу ведь так и не издали официально на английском. Они есть на немецком и французском, еще на нескольких европейских, но не на английском. Натыкалась на упоминания каких-то слухов-скандалов, что-то там вроде было нечисто, то ли сканлейтерский скандал, то ли автору предлагали урезанную публикацию, то ли что. А сканлейт как раз существует очень старый, и он-то как раз выходил еще в конце девяностых, то есть отставание таким уж большим не было. А последние тома, которые выходили уже в двухтысячных, на немецком издавались чуть ли не через полгода после выхода в Японии. Там это был вообще первый опубликованный яойный тайтл и немецкоязычный фандом был очень активным.

Согласна, по-настоящему хорошие вещи не устаревают. Но тут, думаю, скорее речь об устаревании тренда. Хотя не понимаю, как сгинувший тренд может испортить мангу, разве что новому поколению будет не интересно.
Ох, эти дискуссии о старом и новом обычно так бурлят :-D Но реально, есть люди, которые считают, что все, что было создано больше пяти, ну десяти лет назад - безнадежно устарело и теперь его смотреть/читать уже никто не будет. Графика не соответствует современным вкусам, всякие там некогда новаторские приемы успели растиражироваться и стать банальностями и так далее. Доля истины в том есть, но... В общем, вопрос подхода.

2013-05-14 в 06:02 

Шенонсо
Имхо, таки культовая. Может не такая популярная, как Видоискатель или Тиран, но в свое время оч часто упоминаемая.
Упоминаемая и популярная - это да. Просто, ну, для меня, слово "культовый" предполагает наличие некоего "культа". Когда существует тусовка всецело преданных фанов, которые смотрят на жизнь сквозь призму произведения, когда оно оказывает влияние на создаваемые в это время вещи, когда оно постоянно цитируется и становится источником афоризмов, которые входят в обиход даже не читавших. Вот, скажем, "Мастер и Маргарита" - пожалуй, культовая книга 80-90х. А, например, книги Бориса Васильева - они и известные, и популярные, но не сказала бы, что культовые. Ну, примерно так. Хотя, может, в английском это значение уже стерлось и слово стало просто синонимом "популярный".

А букакке нынче уже в тренде, вон у Либр в этом мясяце целая антология посвященная данной практике выходит.
Вот не уверена, что меня это радует. Все-таки не стоит увлекаться хентайными тенденциями до степени смешения, имхо :nope:

Узнаю тебя, англофандом))
Дададад. Иной раз зайдешь на мангаапдейтс комменты почитать, а там все осуждают нетолератность или срутся из-за "был рейп или не был", и все так серьезно, прямо сидишь и умиляешься :-D

О_о По прошествии времени после прочтения, уже со стороны, это очень странно звучит. Если бы я была чуваком со стороны и прочитала такое… даже не знаю, решила бы что яойщицы совсем упороты))
Да это ж вообще обычное дело со всей японской продукцией. Бесплатное развлечение - перескажи "цивилу" содержание рандомного аниме и почувствуй себя идиотом пронаблюдай выражение его лица, когда он станет спрашивать, действительно ли ты это смотришь. Жанр практически неважен.

Не согласна. Сейчас яой достаточно в большинстве своем политкоректен. Тут не то, что насилия, тут почти не бывает ни болезней, ни общественного осуждения, ни женатиков, как главных героев, и прочего.
Ну в этом смысле да. Моя мысль в тот момент ушла куда-то в сторону совсем поздних восьмидесятых-ранних девяностых, с одной стороны. А с другой, "сложных" тем стало меньше, тревожащих, беспокоящих, неудобных. Но какого-нибудь просто порно с бдсмом, "изнасилований-но-это-не-насилие-если-жертва-кончила" и всякого такого - да дофига его было в двухтысячных. Ну та же Ямане, более чем популярная, - у нее действительно ничего мрачного и угнетающего нет, няшненькое, безопасное насилие. Какой-то чувак трахает вас, пока вы в бессознанке? Ну что вы, это он любя, и вообще, никто не против. Тентаклы? Ну только если розовенькие. Мафиози? Да гламурненькие чуваки же, все путем. Ну и так далее.

Ничего, поди скоро омегаверс придет и к ним. До России долго добирался, через пару лет он так и до Японии доползет, гы!
Не думаю, что доползет. Почему-то мне кажется, что это останется чисто западной фишкой. Хотя, на самом деле, для мпрега омегаверс совершенно не нужен, это две разные сюжетные единицы. И мпрег гораздо "обычнее", надо сказать. По крайней мере для слеша это была далеко не редкость задолго до омегаверса. Но меня несколько смущает, что у японцев даже и в седзе беременности как-то не особо изображают (я даже об этом писала как-то давно). Упоминать еще иногда упоминают, но вот чтобы именно изображать и как следует - такого вообще не припомню. Хотя преги (и мпреги) - это вообще совершенно отдельная и особая разновидность романсов.

так что, думаю, пройдет еще немного времени и подобные сильно уж утрированные распределения ролей канут в лету.
Кстати, тоже так думаю. И многими осуждаемое "правило роста", по-моему, в чем-то даже гибче обычных западных практик - там-то зачастую кто топ, кто боттом, определяют еще круче - по характерам. Типа что-то он трус и характером слабоват, значит, должен быть снизу. А чтобы сделать его сверху, надо выдать оос в отвагу и мачистость. Рост по крайней мере характеристика нейтральная, как человек там персонаж может быть любой (хотя у многих, конечно, нежная внешность сочетается с такой же внутренностью, но это как раз гвоздями не приколочено), а вот натягивать штампы на характеры - это уже куда более серьезно, имхо, и куда сложнее корректируется.

2013-05-14 в 06:26 

Шенонсо
ivolgatv, Lara-Van, Диана*, пожалуйста, рада, что понравилось :3

Вла
Вот этого очень не хватает западному и особенно русскому фандомному обществу. Признания слэша как жанра, естественного для гетеросексуальных женщин.
Ну, тут еще, конечно, сильное различие в отношении Японии и Запада собственно к гомосексуализму. Там это, конечно, не то чтоб прям приветствуется и поощряется, но в то же время существует долгая культурная традиция, которая признает такие отношения, и табу на это нет. А на Западе основной табуирующий фактор в виде христианства, которое всегда вообще с подозрением относилось к сексу и с резким неодобрением к однополым связям. От этого так просто не избавиться. Тем более, если говорить о России, у нас еще и тюремная культура со всеми вытекающими. Плюс в Японии, насколько я понимаю, в определенный период так сложилось, что литературные образы героев и всякие идеалы формировали женщины. И это как раз они вывели вот этот бисенен-тип, он тоже традиционен для Японии. Нам повезло меньше. Поэтому в Европе чрезмерно красивый и ухоженный мужчина - это гей, без вариантов (и это что-то плохое), а в Японии - это дамский угодник, он наряжается и изысканно себя ведет, чтоб девушкам нравиться, и это всем понятно. Конечно, в этом контексте никого не удивляет, что бисенен-манга - она для девушек.

2013-05-14 в 11:25 

Вла
Бесплатное развлечение - перескажи "цивилу" содержание рандомного аниме и почувствуй себя идиотом пронаблюдай выражение его лица, когда он станет спрашивать, действительно ли ты это смотришь. Жанр практически неважен.
Что парадоксально - некоторые западные вещи, напр, "Доктор Кто" - не менее упороты. Впрочем, среднестатистический цивил и такое не смотрит. А ещё полезно провести эксперимент, рассказав кому-то сюжет аниме, но соврав, будто это сюжет западной книги или сериала. И посмотреть на разницу в реакции.

Шенонсо, я это всё тоже понимаю, и хотела выразить мысль, что западному и нашему фандомным мирам есть куда двигаться в этом направлении. Другое дело - двигаться не хотят, предпочитая предрассудки.

2013-05-15 в 10:39 

Dei
Love is still more important than brains
Про Sex Pistols, кстати. Седня вот увидела на сайте либра)))

2013-05-17 в 22:31 

YAOI-info
Начинала уже на неделе писать ответ, но все стерлось из-за сбоя программы((
Постараюсь продублировать.

Кстати, если честно, меня это тоже немного раздражает :nope: Вот это перекидывание "романчиками" как горячей картошкой.
Ничего против "романса" не имею, просто для меня, как, я думаю, и для большинства, "пошлый дамский романчик в мягкой обложке" - это своего рода устоявшиеся обозначение для определенного рода литературы, когда долго объяснять лень, а данное словосочетание вставил - и собеседник все понял.
Среди того же фентази или детективов подобное же тоже есть. И их тоже стебут, так что тут, думаю, дело не в глобальной неприязни к романсу))

Но это уже как-то совсем чересчур, это уже может проблемы с законом им создать же.
Им на это и указали и они сразу пошли на попятную: "Нас не так поняли" и т.д, и т.п. В свежем новостном посте напишу об этой ситуации, ибо была она весьма примечательна.

Но обвинения в сексизме и гомофобности, или там в потакании rape fantasy - это уж совсем маразм какой-то :upset:
Да нет, имхо. При желании Бронзе все это вполне вменить можно. Типа гомосексуальные отношения носят нездоровый и болезненный оттенок, а так же присутствует нон-кон и подавление уке со стороны семе (хотя так на большое число тайтлов с куда более утрированными альфа-самцами и няшами можно наехать) ну и прочее. С изнасилованием и даже принуждением на Западе вообще заигрывать чревато, помню, как относительно невинному Тирану за это доставалось. Так что подобное мнение о манге, где присутствуют подобные элементы, для меня открытием не стало, имхо, оно вполне ожидаемо было.
То, что женских персонажей окромя фанатичек и ревнивых ебанаток почти что нет, имхо, результат того, что на определенном этапе яой упростился по самое не могу, ведь есть до хрена тайтлов, где кроме отношений главгероев нет ничего: ни их работы/учебы, ни их друзей, ни семьи; короче, любовь и ничего больше. Не могу сказать, что мне это не нравится, ибо со временем уже воспринимаешь данное положение вещей как данность, но и тенденция к расширению границ, которая наметилась в последнее время, все же радует.

то ли автору предлагали урезанную публикацию
В этом случае "все правильно сделал". Я вообще против цензуры, даже НЦ-сцен, а уж когда куски осмысленного текста выдирают... Пусть лучше тогда вообще не трогают.

Но реально, есть люди, которые считают, что все, что было создано больше пяти, ну десяти лет назад - безнадежно устарело и теперь его смотреть/читать уже никто не будет.
Ну не знаю, не понимаю, как может история про любоффъ устареть, да и вообще любая история, декорации меняются - а люди то одни и те же. То, что графика лет 5-10 назад была слабее - это да (на этом и выплыли некоторые тогдашние и отчасти даже сегодняшние монстры фандома), но унылое повествование никакая супер-пупер рисовка не спасет, а вот хороший сюжет вполне себе перекроет посредственную графику.
Что касается повторяющихся сюжетов, то их, в принципе, в мире не так уж много;)) А с таким кол-вом авторов в фандоме, не удивительно, что они повторяются; и конечно же, как и в любой поп-культуре, мода играет не последнюю роль, отсюда и сюжет по кругу, но, имхо, хороший автор даже самый заштампованный сюжет обыграет достойно и интересно.

Упоминаемая и популярная - это да. Просто, ну, для меня, слово "культовый" предполагает наличие некоего "культа".
Тогда даже не знаю, какая BL манга на эту роль может подойти... Разве что JR: по ней и фанфикшен в относительно немалом количестве, и додзи есть... Еще видела додзи на Тирана и Kichiku Megane. Вот, пожалуй, и все. Ну, еще на накамуриных Одноклассников достаточно много всякого арта и даже нормальный косплей имеется. Но, имхо, культовость тоже надо соотносить с масштабами, одно дело известная рок-группа, а другое дело - BL манга, которая, конечно, как явление за пределами Японии известна, но не настолько, все же, где яой и где рок-музыка;)) В своем местячковом формате манга Sex Pistols все же в определенной степени значима, ибо показала, что популярный яой и мпрег вполне совместимы.

Вот не уверена, что меня это радует. Все-таки не стоит увлекаться хентайными тенденциями до степени смешения, имхо :nope:
Главное бабла срубить;)) Хотя может выйти и интересно, но сомневаюсь, антологии редко хорошими выходят.

Не думаю, что доползет. Почему-то мне кажется, что это останется чисто западной фишкой.
Но наши то вон, активно увлеклись, может и японцев проймет^^ Тем более для мангак вообще заигрывания с животной сущностью свойственны, вспомни всякие -мими, тут и котятки, и собачки, и зайчики, а уж додзи с героями превратившимися в котиков и кроликов, которым охота, это вообще классика;))

И многими осуждаемое "правило роста", по-моему, в чем-то даже гибче обычных западных практик - там-то зачастую кто топ, кто боттом, определяют еще круче - по характерам.
Не знаю, имхо, и то, и то одного поля ягоды. И там, и там на месте "женщины" тот, кто слабее физически или в соотношении, каких то черт характера, которые с очки зрения общественности приписываются именно женщинам. Хотя в яое есть сейчас такое направление, как "няши сверху", их еще для чистоты эффекта с бараобразными мужиками пейрингуют, лол.

URL
2013-05-17 в 22:44 

YAOI-info
Про Sex Pistols, кстати. Седня вот увидела на сайте либра)))
Ага, они еще уже и обложку этого седьмого тома повесили. Имхо, вполне ничего, зря автор статьи пишет про прям некрасивую графику.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

YAOI-info

главная